Алексей Косенков о целях и задачах конкурса U-Office

Алексей Косенков о целях и задачах конкурса U-Office. Дизайн офиса: интерьеры, материалы, мебель, акустика. Коворкинги. БЦ.

Конкурс U-OFFICE организован крупнейшим российским производителем офисной мебели компанией ЮНИТЕКС совместно с Goodmaх и агентством ProjectNext.

Архитекторам и дизайнерам предлагается разработать дизайн-концепцию универсальной коллекции мебели для офиса, не уступающую европейским образцам по дизайну, эффективную по функционалу, при этом доступную по цене и способную стать достойным массовым продуктом.

Накануне мероприятия мы встретились с генеральным директором компании ЮНИТЕКС Алексеем Косенковым, чтобы поговорить об ожиданиях закачика:

- Чего вы ждете от конкурса?

Алексей Косенков: Я надеюсь, участники смогут создать что-то действительно жизненное, а не просто красивый проект. При этом хочу подчеркнуть, что это должен быть продукт, который будет массово использован в сегменте проектных продаж. Не тот продукт ниши «бюджет» или «эконом», - а тот, который можно легко вписать в любой бюджет и при этом проект получится стильным. Масс-маркет - 15-25 тыс. руб. Ближе к «бизнесу» - 30-40 тыс. Но вот где-то верхний уровень в 50-60 тыс. рублей - это мебель, которую дизайнеры используют в своих проектах. Мы хотим создать проектную мебель, с которой дизайнеры хотели бы работать, которая имела бы хороший потенциал, и в тоже время цена у продукта была бы доступной - 30-40 тысяч рублей.

- Неужели цена в 30-40 тыс. может стать массовой?

А.К.: Продукт с такой ценой и есть массовый в определенных каналах продаж. То есть тот продукт, который поставляют сейчас тот же Концепт, Solo и пр.

- Ну, это же Москва, а не вся страна.

А.К.: Не вся, поэтому и говорю, если мы сделаем более серьезный вариант для ниши уровня 30-40 тыс. рублей, это превратится в востребованный продукт. Мы ведь сами себе портим жизнь, оплачивая услуги тех людей, которые к проекту никак не привязаны. То есть снизим стоимость готового продукта, условно говоря, за счет того, что уберем транспортную логистику, растаможку.

- Вы считаете, что города - миллионники потянут такую цену?

А.К.: Они и сейчас уже тянут. Зачем нам нужны итальянцы, немцы, если они так же работают, как и мы, консолидируя комплектующие. У нас, что голов своих нет или руки кривые? Все же мы в России живем, зачем же мы работаем на Европу? Не думаю, что так должно быть. Я не против нормальной конкуренции. Но мы уже изначально должны выигрывать, имея серьезную производственную базу и фору по растаможке. Все остальное в наших силах.

- А почему нельзя просто купить популярную модель мирового уровня, разобрать, померить, посмотреть, как все стыкуется, и сделать свой продукт - дешевый и классный? Внести необходимый элемент новизны, которого будет достаточно, чтобы продукт считался уникальным...

А.К.: Каждый дизайнер начинает что-то изобретать, не покупают же все мебель Vitra? Начинают искать Steelcase, Haworth и т. п. Все ищут какие-то нюансы, стараются привнести что-то новое в свой проект, найти тот продукт, который будет отражать идею проекта. Я думаю, совместными усилиями мы можем изобрести свой хороший продукт. Вот почему, например, Haworth не копирует Vitra?

Кто его знает, может и копирует. Изучает, по крайней мере. Нередко на выставках у ведущих мебельных компаний можно видеть похожие продукты. Ну, неспроста это происходит.

Все работают на одном рынке и обращают внимание на достоинства конкурентов, дорабатывая свои образцы. Инсайдерская информация присутствует. Надо быть глупцом, чтобы изобретать велосипед! Но и Витра, наверное, не настолько идеальна, иначе ее поставляли бы все.

- Да она просто стоит немалых денег. Вот и все.

А.К.: Хорошо. Если считаете, что Vitra идеальна, и все дизайнеры это подтвердят, а тем более возьмут ее за основу разработки собственного продукта, то мы готовы взять на себя качественное исполнение и заплатить разработчику авторские! Оценивать работы участников будут ведущие дизайнеры России, будет учитываться мнение самих участников. Если мы точно поймем, что проектируемая для конкурса мебель - эта та мебель, которая нужна дизайнерам для своих проектов - мы готовы в это вложиться и произвести на свет действительно высококлассный продукт.

- А что заказчики ваши обычно хотят видеть? У вас же, наверное, есть статистика?

А.К.: Статистика неоднородна. Кто-то готов работать с продуктом и за 1 000 рублей, а кто-то и за 20 000.

- А вы как считаете?

А.К.: Когда в создании офисной мебели начинается появляться дизайнерский «почерк», характерные детали - это и есть тот самый востребованный продукт, к которому, по моему мнению, нужно стремиться. Там, где люди начинают акцентировать внимание на офисном интерьере, там и начинается наш проектный масс-маркет. Этот сегмент по-настоящему «включается» лишь тогда, когда возникает проектная концепция и присутствует понимание того, что Вам нужно - это и есть тот новый рынок в сегменте масс-маркета, в котором мы бы хотели успешно работать. Поэтому мы и придумали наш конкурс - хотим, чтобы коллеги-дизайнеры помогли нам в создании проектной коллекции мебели для офисных интерьеров.

- Ну а что люди-то хотят? Вот допустим, в Новосибирске приходит к вам админ. директор и говорит, у меня есть комната для бухгалтерии, там 5 человек надо посадить и организовать им рабочую среду.

А.К.: Я могу вам 5 сценариев рассказать. Вот приходят ко мне люди и говорят, у меня сидят бухгалтеры там, можно мне стол за 1000 руб. и кресло за 500 руб. Есть второй сценарий - «у меня бухгалтеры есть, у меня бюджет 10 000 руб., что вы мне можете посоветовать?» Третий сценарий: «я точно знаю, что мне нужен стол такой-то, постарайтесь уместиться в такой вот бюджет». Четвертый сценарий: «у меня есть бюджет, нарисуйте мне интерьер, который может быть оптимальным для наших бухгалтеров». И 5 вариант - «бюджет не важен, я знаю, что нашим бухгалтерам должно быть удобно». И все эти люди живут в Новосибирске. Все эти люди заходят в один и тот же салон, все они в результате разместят 5 бухгалтеров. Кто из них, по вашему мнению, масс-маркет?

- А по-вашему?

А.К.: Я считаю, что все они являются определенным масс-маркетом, просто «масс» разный. И размер «маркета» разный. Понимаете?

- В процентах как-то можете это представить?

А.К.: Первых - 5%, вторых - 10% от общего числа. А вот эти люди, которые занимают нижние два сегмента, - это больше 50%. Раньше их было 80%, сейчас их стало 50%, а вот оставшиеся 30% начинают искать компромисс. Они представляют высококлассную мебель и нанимают дизайнера, чтоб он создал проект, но начинают диктовать жесткие условия по итоговому бюджету. В результате, заказчики сами скатываются к продукту невысокого качества. На российском рынке отсутствует достойная дизайнерская мебель отечественного производства, которую можно использовать в дизайн-проектах. Импортная мебель за счет растаможки переваливает в какой-то непонятный сегмент. А дизайнер не будет работать с мебелью, которая будет стоять на двух щитах со столешницей. Получается: нет такой мебели, которая бы устраивала по стилю дизайнера, а по цене - потребителя. Мы начинаем что-то изобретать. Хотя это все уже изобретено давным-давно и работает в проектах, в которых бюджеты неограниченны либо очень велики. Можем ли в наших бизнес-центрах категории класса В сделать европейский дизайн? Можем. Чего нам не хватает? Нам не хватает своего продукта, который мог бы туда войти.

- Хороший архитектор может сделать все, что угодно.

А.К.: Может, но как он начинает создавать, он сразу упирается в дорогую мебель. После этого он показывает свой дизайн и говорит: «Этот интерьер будет стоить 100 миллионов». А заказчик: «Отлично! У меня есть десять».

- На самом деле, талантливый архитектор может сделать так, что и ИКЕА будет смотреться отлично, и работать с ней будет нормально.

А.К.: Вот как раз на установочном семинаре мы и спросим, как часто уважаемые архитекторы используют мебель ИКЕА в проектах. Если вы считаете, что ИКЕА - это оптимальное решение для офисов класса В, тем более, с пониманием перехода на какие-то функциональные, стилистически правильные и эстетичные решения...
Я просто говорю о важности наличия хорошего архитектора и правильного общего взгляда на задачу. И из простых материалов можно сделать что-то действительно интересное. Другой вопрос, насколько долго оно прослужит.

Тогда по-другому разрыв получается, если вы хотите из мебели ИКЕА сделать что-то серьезное, тогда вам надо взять архитектора, который будет стоить 10 миллионов. Одно из двух. В нашей жизни большинство архитекторов имеют вкус, понимают стиль, умеют работать с изюминкой. Но, к сожалению (или к радости), они с мебелью ИКЕА не хотят работать.

- По-всякому бывает. Бывает, что и работают. Вот хорошему архитектору Наринэ Тютчевой, архбюро которой делает очень даже респектабельные интерьеры (см. ЗДЕСЬ), пришлось однажды в бодром темпе сделать офис с мебелью и светом из ИКЕА (см. ЗДЕСЬ). И получилось классно... Но все-таки этот конкурс для среднего сегмента?

А.К.: Действительно, для среднего сегмента.

Дело в том, что очень сложно перебороть убеждение, мол, мебель должна быть итальянской, или немецкой, или американской. Это давно у всех засело в подкорке.

Это убеждение дизайнеров. Они считают, что даже, если они что-то разработают, здесь никто этого не сделает. А вот если с ними объединиться, гарантировать качество и уровень исполнения их задумки, то все получится.

- Надо ли дизайнерам побывать на Вашем производстве, чтобы они представляли, какими возможностями Вы обладаете, ведь у Вас есть и станки с ЧПУ и прочие полезные вещи?...

А.К.: У нас, кстати, есть фильм о производстве. Мы готовы продемонстрировать все возможности и мощности, которые у нас представлены. Компания сегодня выходит на новый виток развития, и даже купить необходимый станок для производства новой коллекции проблемы не составит. Философия «кайдзен», ЛИН-технологии, «потоки ровные, хранение оптимальное, скорость поставок отличная». Главное, чтобы сами дизайнеры в это поверили. На протяжении всего прохождения конкурса мы намерены работать с ними вплотную и помогать.

- Ну есть какой-то парадокс восприятия. Та же Nayada выставляется в Кельне с красивым столами, созданными нашими архитекторами, под итальянским флагом. Потому что они прекрасно понимают, что быстро перебороть менталитет невозможно. В вашем случае, может вообще какой-то другой бренд нужно вывести под эту продукцию? ... Национальной идеи нет, как бы пафосно это ни звучало.

А.К.: А с чего должна начинаться национальная идея? Наверно, с себя. Вот мы готовы вложиться деньгами ради того, чтобы это было. О прибыли и обо всем другом не говорим. Мне лично хочется доказать, что и в России есть и головы, и руки, и возможности, и люди, которые готовы вложить душу и сердце, чтобы это произошло. Все равно сила российская появится. Вопрос, кто первый это начнет... В наших силах донести до клиентов, что российская мебель тоже может быть интересной и качественной. Если у дизайнеров есть четкое понимание задачи и здравый смысл, победа будет за нами! Вот и все.